asian_discovery (asian_discovery) wrote,
asian_discovery
asian_discovery

Categories:

Джайпур

Мы с Пану сидели в местной чайной, куда не заходят туристы. Здесь предлагают лучший масала чай в Джайпуре. Было солнечно и тепло. Здесь  впервые я осознала, что на этой планете нет места, куда бы мне хотелось вернуться. В каждом новом городе я спрашивала себя «может здесь?».

 - Если сложить вместе ладони, они образуют полумесяц. Это линия любви. Смотри.

Пану сложил свои темные руки и показал мне маленькое чудо.

- И, правда! А ты читаешь по ладони? Что ты можешь рассказать обо мне?

- У тебя недавно была какая-то небольшая авария. Так?

- Да, я разбилась на велосипеде где-то два года назад.

- Еще ты не выйдешь замуж.

- Не выйду?

- Смотри. Выше видишь? Вот маленькая линия выше линии любви? Это линия брака.

На его руках красовалась четкая прямая линия, перетекающая из одной ладони в другую. Я посмотрела на свои сложенные ладошки. Ни одного совпадения.

- А это линия богатства. Она у тебя длинная.

- Что ж, Пану, у тебя будет жена, а у меня деньги!

Мы рассмеялись.


Оля с нами не поехала. От Пану у нее уже болела голова. Последней каплей стала фамильярное похлопывание по лицу, после которого Оля жестко поставила Пану на место:

 - Больше никогда не смей меня трогать по лицу. Ни в шутку, никак. Понял?

Пану растерялся, но руки распускать перестал. Не сказать, что мне он нравился, но в тот момент он казался мне европейцем по духу, а значит, с ним можно было не бояться.

Сегодня у меня была важная миссия – покупка модема. Поскольку мы работаем удаленно, то поиски интернет-кафе начинались сразу же после поисков жилья. Когда Пану предложил помочь купить модем на хороших условиях, мы за это предложение ухватились. А помощь состояла в предоставлении индийского паспорта для покупки, потому что иностранец приобрести его не мог. Вообще, Пану периодически оказывал на разные мелкие услуги, чем и заслужил наше доверие. Так, он помог нам найти отель, приглашал к себе в гости на завтрак, показывал нам город, помог купить кое-какие вещи, а сейчас помогал с интернетом. Я, пожалуй, погорячилась, назвав Пану европейцем по духу. Конечно, он говорил по-английски, смешно шутил и имел повадки европейца, но Пану до мозга костей был индусом именно поэтому я часто впадала в ступор от многообразия противоречий разных культур в одном человеке. Порой , было непонятно с кем имеешь дело. Врет он или нет? Какой у него мотив? Что ему, в конечном счете, от нас надо? Но это был Джайпур. Город, где мужчины, завидя двух иностранок без мужского сопровождения, считают нормальным подойти и предложить секс. Продавцы в магазинах, прыщавые подростки, просто прохожие. Город, где дети бегут за тобой, кидают в тебя песок или камушки и кричат fuck you. Город, в первый же день, вызвавший у меня сильную неприязнь. И он продолжал шокировать меня каждый день. На этом фоне Пану был ангелом хранителем и провидением в одном лице. Я прощала его намеки и хватание рук в темноте моторикши. Прощала, конечно, зря.

Не сказать, чтобы у нас был выбор, но на второй день пребывания в Джайпуре мы попали к Пану в гости. Это был красивый древний индусский храм. Один из тех, которые столетиями содержат почетные семьи города. Пану, с самого утра  расстреливал нас звонками, а когда мы вышли из номера, он заявил, что ждет нас уже час. Мы с Олей взгромоздились на мотоцикл и на свой страх и риск разрешили нас увезти. Позже, сидя на мраморных плитах прекрасного храма и завтракая местными сладостями и масала чаем, я благодарила провидение за это прекрасное утро и за эту милую компанию. Джайпур вот-вот готов был мне открыться. Мы болтали с Пану и его другом Шивом, а все члены семьи подходили с нами здороваться и перекинутся парой слов. Так было удивительно спокойно внутри. Веками намоленные стены излучали силу и внушали уверенность. Отстранившись от общей беседы, я стала следить за бытом этих людей. Один мужчина в стороне от нас чистил горох. Он исподлобья на нас посматривал, но в его глазах не было ни осуждения, ни одобрения. Женщины сидели у арочного входа на полу и активно что-то обсуждали, бросая в нашу сторону колкие взгляды. Молодые люди запускали из внутреннего двора воздушных змеев. Время здесь отдыхает, подумалось мне. Внутри разлилась сладкая горечь. Я ощутила себя оторванной от моих корней, от моей семьи, от земли моих предков. У них не было ни дорогих машин, ни квартир с видом на Эйфелеву башню, ни даже возможности посмотреть мир, но я им завидовала.

Когда с завтраком было покончено, по узкой извилистой лестнице мы поднялись на крышу. Узорчатые купола, стройные минареты, золотое плавящее солнце и запах пустыни. Нас окружили холмы, а в воздухе парили десятки воздушных змеев. Завидев нас, со всех крыш нам стали махать руками. Мы отвечали им с улыбкой. Свесившись с крыши, мы стали следить за игрой коз и детей, которые смешались в один цветной комок. Только мы высунулись, как из всех окон соседнего дома стали выглядывать люди всех возрастов и приветствовать нас, как своих кумиров. Несмотря на их восторженность, я с недоумением читала в их глазах нечто, очень похожее на презрение. Тебя чествуют, как дичь перед закланием. Джайпур – величественный город и величие его в каждом сердце, даже в сердце последнего бедняка. Я отвлеклась от людей в окнах и опять стала наблюдать за детьми на улице. Они кричали нам все громче и громче, сбивались в кучу и разбегались, а потом случилось это. Настроение вдруг изменилось и сначала тихо, а потом все громче и громче, все ожесточенней и яростней в нашу сторону полетели оскорбления. Дети кружились, как черти в преисподней, повторяя друг за другом неприличные движения и жесты. Вокруг стали собираться взрослые, которые с интересом смотрели на нашу реакцию. По спине побежали мурашки, но я разрешила себе спрятаться. Я достала камеру и стала их снимать. Это был мой вызов. Я улыбалась и продолжала снимать, хотя нутро наполнилось ужасом от этого дикого животного стада. Подошел Пану. Он хотел было на них прикрикнуть, но передумал. На губах у него промелькнула неприятная улыбка.

В тот же день Пану пригласил нас на свадьбу каких-то своих родственников. Очередная индийская свадьба, но почему бы и нет?

- Вам нужно красиво одеться. Платья будет достаточно.

- Платья? Но у нас ничего такого нет.

- Нет? Ну, я не знаю…

- Оль, а может купим по такому случаю сари?

- Сари? Отличная идея! У меня у друга своя фабрика, можно поехать туда прямо сейчас!

Шив поймал тук-тук и мы поехали на фабрику, которая оказалась обычным магазином. Мы не разбирались в шелке и не понимали, сколько что стоит, но мы решили положиться на здравый смысл. Два часа мы выбирали сари и шальвар камизы. Замучили продавца вопросами и просьбами. Пану ждал нас, угрюмо уставившись в свой телефон. Когда выбор был почти сделан, появилась Рен.

Она родилась в Бразилии от мамы бразильянки и отца француза. Когда-то бабушка учила ее балету и привила любовь к русской культуре. Семь лет назад Рен бежала в Штаты. Почему, одному Богу известно. С тех пор она не была дома. Она обмолвилась о наследстве и о брате, с которым у нее вражда. Рен лет 50 на вид и когда-то она была очень красива. Блондинка, с проницательным взглядом человека, который видел многое в жизни и многое пережил. В ее глазах читались отголоски старых страстей. Она обмолвилась о том, что пишет автобиографию и думаю, что ей есть о чем рассказать. На тот момент Рен работала на хозяина магазина, завлекая туристов. Пару раз  слышала, как она организовывала кому-то частные туристические поездки. Несмотря на ее видимую открытость, она больше скрывала, чем говорила. Меня она заинтересовала. А мы, как выяснилось позже, заинтересовали ее.

- А кто этот парень? Ваш водитель?

- Нет, это наш друг Пану.

- А, понятно, - сказала Рен, косо посмотрев на диван.

Мы подошли и сели. У директора магазина сегодня был большой праздник – два года сыну. Он позвал всех друзей по бизнесу и попросил нас остаться.

- Хотите попробовать? Это местные сладости, - Рен принесла мне и Оле тарелку с белыми и очень сладкими шариками. Я все еще боялась отравиться незнакомой едой, но отказаться было невозможно.

- Я сама их не очень люблю. Для меня слишком сладкие. Сок? Колу?

Вокруг нас кружились незнакомые люди. На соседнем диване смеялись две иностранки, которых тоже явно заманили к празднику.

- Несколько лет назад я ездила в Кашмир. У меня даже фотографии с собой есть из той поездки. Сейчас покажу. Вот. Я тогда не знала, что каждую минуту нахождения там подвергала свою жизнь опасности, потому что я американка. Но там очень красиво…

- В Кашмире? - уточнил Пану.

Рен кинула на него презрительный взгляд и не удостоила ответом.

Фотография прошла по рукам. Красивая женщина с ясным взглядом, укутанная в теплый плед на фоне горного озера. Давно я не держала в руках фотокарточки.

- А это из священного мусульманского места, - Рен показала нам веревочки, которыми были перевязаны фотографии.

- Дай девочкам по ниточке, это хороший знак.

- Ну, их здесь и так немного… Я бы хотела оставить их себе на память. Все-таки…

- Ну, брось! Это будет им на память. Давай, я сам отрежу.

Пану взял бело-красные ниточки и стал распутывать и отрывать.

- Пану, это не обязательно..., - сказала я.

- Да ладно! Это на счастье!

Рен промолчала, но в этот момент мне стало очевидно, что они знакомы и их отношения явно не были приятельскими. Вокруг нас сгустилась туча, но мы даже не понимали, чего опасаться. Внешне все выглядело мирно, но интуиция зазвенела предупреждающей сиреной.

Пану отрезал два коротких кусочка и завязал один мне на руке, а второй Оле. Зачем он это сделал я так и не поняла. Делал он это с таким чувством, как будто я его к этому принудила. Нитка на Олином запястье впилась ей в кожу, и я вынуждена была развязывать мелкие узелки и перевязывать заново. Я поймала себя на ощущении, что мне неприятно, что теперь у меня на руке веревочка Рен, которую завязал Пану. Наконец, распрощавшись с Рен, обернувшись в новые сари мы поехали на свадьбу. В темноте Пану держал мою руку в своей.

Свадебная церемония была действительно впечатляющей. Ее возглавлял разукрашенный слон. За ним шли огромные верблюды, на спинах которых радостно кричали дети. За верблюдами - две белые церемониальные лошади, на одной из которых ехал жених. Завершала процессию тарантайка с громовой однообразной музыкой и бьющим по глазам светом, за которой двигались пляшущие без устали гости. Если не считать слонов и верблюдом, то все это мы уже видели в Ришикеше. Но в этот раз все было иначе. Завидев меня, какая-то женщина стала что-то бурно у меня выспрашивать, цепко схватив меня за руку.

- Танцевать! Пошли танцевать! - закричала она и потащила сквозь толпу в самое пекло. Меня окружили люди, глаза слепли от света, в ушах звенело. На минуту гости забыли о женихе, все сконцентрировались на мне. Все кружилось и вибрировало. «Танцуй! Танцуй! Танцуй!», неслось с разных сторон. На меня наскакивали какие-то люди, прожигая глазами. Какая-то женщина ощутимо ударила меня пару раз по руке. У меня начиналась истерика.

Я искала глазами Олю, одновременно стараясь не разрыдаться от ужаса. Когда я вырвалась из толпы, мои губы дрожали, сердце билось, как у загнанного зверя. В то мгновение, что-то произошло. Что-то непонятное, пугающее, яростное. Ритуальный танец, в котором твоя воля ничего не значит и все что происходит, не в твоей власти.

- Уведи меня отсюда!

Я вцепилась в Олю.

- Я боялась, что они тебя там раздавят.

- Со стороны это выглядело так же дико, как и изнутри?

- Да. Ты в порядке?

- Нет. Но все хорошо, я сейчас возьму себя в руки. Пройдем отсюда.

Все закончилось банально. Столы с едой, взрывы петард. В какой-то момент подскочил Пану и стал просить у нас деньги на подарок. Деньги? На подарок? Пану подарит от нас? Это уже перебор! Пану явно хитрил. Неужто позарился на наши 400 рупий? Мы устали, очень устали и единственно, чего нам хотелось – спать. Мы сели в тот же тук-тук и поехали в нашу гостиницу. Пану и Шив сидели рядом. Весь день тук-тук ездил с нами, ждал нас у магазина, вез на свадьбу. Парни не захотели его отпустить и продержали его весь день. Но кто же будет за него платить?

- 300 рупий, - улыбаясь, сказал нам водитель.

- Что???

- Я с вами весь день ездил. 300 рупий.

- Это хорошая цена, - вмешался в разговор Пану.

- Хорошая цена? Пану, ты таскал за собой этого малого, не желая его отпускать, а теперь я должна за твою блажь платить 300 рупий?  Максимум 100. А дальше разбирайтесь сами.

Эти ребята стали меня бесить, но я все списала на разницу менталитетов и усталость. Может, они и правда думают, что нормально так нагло распоряжаться чужими деньгами. А может, они были в доле с водителем.  Не то, чтобы мне очень хотелось с ними общаться, но ведь внешне никакой угрозы не было. Всего-то пара недопониманий. Я решительно не хотела обращать внимание на голос интуиции, который подсказывал, что надо послать их подальше и запретить подходить к себе ближе, чем на километр.

Чтобы как-то развеять неприятное гнетущее ощущение, мы решили принять предложение Пану и сходить с ним и Шивом в кинотеатр. Пану опять в темноте искал мои руки, но я решительно их убрала. Он насупился и весь вечер ходил с таким видом, как будто я ему сильно задолжала. Мы подъехали к торговому центру. Ребята заплатили за тук-тук и нам почудилось, что баланс восстановлен. Понятно, что 60 рупий не такие уж большие деньги, но приятно когда мужчина ведет себя соответственно моим представлениям. Мы зашли в торговый центр, и я поняла, как я отвыкла от далекого и привычного мира с эскалаторами, фаст фудами и современной одеждой. Яркий свет, стекло и метал. Чистота и свободное пространство. На секунду я вернулась мыслями в Москву с ее прагматикой, отстраненностью и деньгами. Мы поднялись на последний этаж и стали выбирать кино. Мы с Олей были в приподнятом настроении. Выбрав фильм, мы направились к кассам и поняли, что Пану с Шивом остались в стороне, молчаливо предлагая нам оплатить их досуг. Каждый билет стоил 160 рупий, по местным меркам это много. Опять двадцать пять. Вернулось гаденькое ощущение, что тебя используют.

- Давай купим на всех? Для них, наверно, это дорого.

- Ну, ладно. Отблагодарим за модем.

Мы купили билеты, подошли к ребятам. Они, молча, смерили нас равнодушно-наглым взглядом, взяли билеты и пошли внутрь. «Что за хрень?» застучало у меня в голове. «Как будто я им чем-то обязана!». Зато, если я на старости лет заведу себе молодого любовника, который сядет мне на шею, я уже буду знать каково это. Я решила отпустить ситуацию.

Фильм был прекрасен. «Местные парни» на хинди без перевода, но герои то и дело вставляли словечки и фразочки на английском, и это проясняло общую картину. Позже мы узнали, что такой микс хинди и английского считается модным и престижным в Индии. Расслабленные и отдохнувшие мы вышли из кинотеатра. Когда мы ехали домой, Пану пригласил нас на следующий день на ужин к себе домой.

- Я буду готовить курицу! Можно завтра вместе купить.

- Живую?

- Ну, да! Дома забьем и приготовим по-индийски.

Олю передернуло. Она уже лет 5 не ест мясо по этическим соображениям, и такие подробности выбивают ее из равновесия.

- Я вегетарианка.

- А ты?

- А я нет.

- Ты будешь есть курицу, а Оля салат. Идет?

Я представила европейскую красивую кухню, Пану, готовящего курицу по местному рецепту, веселый ужин и милое общение. Откуда взялись эти фантазии?

- Ну…хорошо…

Стало очевидно, что Джайпур не наш город. Он стал нам в тягость. Рен и Пану звонили каждый день, и мы уже перестали брать трубку. Пану настолько занял наше время, что мы никак не успевали погулять по городу, посмотреть его знаменитые дворцы и даже поехать за билетами. По странной причине мы не могли разорвать неприятные связи и начать делать так, как нам надо. Внутри было общее ощущение непонимания происходящего. Смутные опасения иногда попросту казались беспочвенными. А попытки найти общий язык и вывести ситуацию на другой уровень только все запутывали.

На следующий день мы поехали за билетами. После мы планировали зайти на ужин, как и договаривались. По пути нам встретился Пану.

- Я вам покажу, где можно купить.

- Это официальные кассы?

- Да, конечно!

Он подбросил нас на мотоцикле в кассы, которые действительно были недалеко. Мы заполнили бланки для билетов и встали в хвост очереди из 5-6 человек. Ко мне подошел Пану и тихонько сказал на ухо:

- Идите без очереди. Вы в Индии и здесь принято женщин пропускать.

- М?

- Ну, видишь, тут одни мужчины, а ты леди!

Мы, смущаясь, подошли к окошку, но никто не горел желанием пускать нас. Позже я узнала, что это правило работает, только если ты подходишь с напором. Вежливость индусов в данном случае заключается в том, что они тебе позволяют это сделать. Ну, а если ты нерешительна, то сама виновата. Когда билеты в Удайпур были у нас на руках, Пану с нажимом попросил нас перед ужином поехать в его магазин украшений, напомнив, что он дизайнер и что мы обещали. Какой-то магазин украшений. Зачем он нам? Пану бросил нас на продавца, который стал сначала вежливо, а потом с открытой агрессией показывать нам разные кольца и серьги. К тому моменту до нас, наконец, дошло, что Пану простой комишал-мен, который зарабатывает на таких как мы. Да и перспективы с ужином стали очевидны – секс. «Аня, ты меленькая и наивная. Пора бы научиться говорить «нет» и посылать кого надо подальше». Злая и раздраженная я вышла из магазина, ничего не купив.

- Пану, знаешь, я не могу поехать к тебе. Я себя плохо чувствую. Что-то с животом.

Кажется, он готов был меня ударить.

- С животом? Ну и что? У меня дома тоже есть туалет.

- Это да, но я хочу домой. Пока.

Я развернулась и пошла по узким улицам. Я обернулась посмотреть, где Оля, но ее не было. Я подождала минуту, но она не вышла. Черт! Я вернулась. Оля все еще пыталась отделаться от них вежливо.

- Оля, пошли.

Пану сидел на мотоцикле, на котором нас привез. В руках у него была тысячная рублевая бумажка. Он явно пытался все это время упросить Олю ее поменять на рупии.

- Зачем она мне? Я даже ее нигде поменять не могу. Это ваши деньги, поменяй!

- Я не знаю, когда мы вернемся в Россию. И ты правильно сказал, что мы даже ее поменять нигде не можем. Нет, Пану, извини.

- Оля, пошли!

Мы пошли на улицу. Черт, как же я была зла на него, но еще больше на себя.

С чувством облегчения мы прошли по незнакомым улицам, покупая то сахар, то нитки. Нам хотелось быстрее спрятаться в номере. Мы решили больше не отвечать на звонки Пану и больше с ним не видеться. На следующий день мы уезжали в Удайпур, и на этом история должна была закончиться.

Пану звонил раз 20, Рен раз 6. Что ж они к нам пристали? Мы поели в номере и ждали, когда заберут грязную посуду. Через пару часов уже нужно было выходить. В дверь позвонили. Ничего не подозревая, я открыла дверь и застыла в немом изумлении. На пороге стоили Пану и Рен.

- Вы почему не берете трубку?

- Эээ… Ну,…

- Проходи, присаживайся! - Пану пригласил Рен в наш номер, а сам развалился на кровати.

«Какого черта? Они же не знакомы! Рен не знала где мы живем. Что им от нас надо????»

Бессмысленно.  Было абсолютно бессмысленно о чем-то их спрашивать и в чем-то уличать. Мы стали врать и подыгрывать. «Роуминг, не было денег ответить». «Да, здорово, что вы пришли!». Как ни странно, но этот час мы провели очень приятно. Думаю, во много благодаря чуткости и пониманию Рен. Она показывала фотографии своей мамы на facebook, ставила нам клипы Прем Джошуа, вспоминала что-то из своей жизни. Они шутили с Пану, уже не скрывая свое давнее знакомство. Когда они ушли, мы поняли, что это было лучшее, что могло случиться. Мы не спрятались, а попрощались. Пусть так, но это лучше, чем убегать. Через час мы с радостью и облегчением покинули Джайпур.

Скажу напоследок пару слов о том, чем закончилось наше общение с Рен и Пану.

Рен звонила несколько раз и даже хотела приехать к нам в Удайпур на католическое Рождество. Говорила, что у нее дикая депрессия и что ей очень одиноко. Но не приехала. Больше мы о ней не слышали.

Пану звонил еще месяц-два. Устраивал нам сцены по телефону, настаивал, чтобы мы поехали с ним на Гоа. Когда мы не брали трубку, он ругался, что модем мы купили на имя Шива, поэтому должны всегда быть на связи - в любой момент могут звонить из интернет-компании. В Удайпуре мы зашли в магазин и выяснили, что нас обманули насчет того, что модем можно купить только на индийский паспорт. Закончилось наше общение на том, что мы выбросили модем, поменяли номера и попросили Пану больше нам никогда не писать. Он ответил: «НУ ПОЧЕМУ ЛЮДИ ПОСТУПАЮ ТАК? Я ВАМ СТОЛЬКО ПОМОГАЛ, А ВЫ ТАК СО МНОЙ ПОСТУПИЛИ!!!».


Tags: ann, india, jaipur
Subscribe

  • Возвращение домой

    Все путешествия заканчиваются возвращением домой, так же как истории о любви заканчиваются свадьбой. Дальше все понятно. Все как у всех. Но мне…

  • Катманду

  • Покхара

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Возвращение домой

    Все путешествия заканчиваются возвращением домой, так же как истории о любви заканчиваются свадьбой. Дальше все понятно. Все как у всех. Но мне…

  • Катманду

  • Покхара